увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 18.04.2014 17:27
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Верующих христиан преследовали все тоталитарные режимы

23.12.01 | Вахтанг Кипиани, г.Киев

Для многих из нас слово Холокост неразрывно связано с трагедией европейского еврейства и цыган. Но, оказывается, не только они вправе считать себя пострадавшими от бесчеловечной расовой политики нацистов. И коммунистов, увы, тоже.

ВРАГИ ГИТЛЕРА, ЖЕРТВЫ СТАЛИНА

Члены христианской церкви Свидетели Иеговы сами определили себя как враги фюрера.

Начиная с 1929 года журнал Общества Сторожевой Башни "Золотой век" (сейчас он известен как "Пробудитесь!") предупреждал об опасности нацизма: "Как можно молчать об ужасах в Германии, где за один раз арестовали 40 000 невинных людей; где в одной тюрьме за ночь казнили семьдесят из них., где уничтожаются все дома, учреждения и больницы для престарелых, бедных и немощных, и все детские приюты?" К 1933 году в стране насчитывалось 25 тысяч последователей. Историк Брайан Данн указывает три причины, почему тогдашний режим обрушился на них: международность, противостояние расизму и нейтралитет по отношению к государству.

Убеждения, основанные на Библии, не позволяли им вскидывать руку в обязательном гитлеровском приветствии, поддерживать НСДАП и брать в руки оружие. И поэтому их обвинили в. связях с евреями и коммунистами, проведении подрывной политической деятельности.

24 июня 1933 года деятельность Свидетелей Иеговы в Германии была запрещена. Но, тем не менее, 25 июня при участии 7 тысяч человек состоялся конгресс церкви, участники которого проголосовали за Декларацию фактов. В целом она носила антифашистский и правозащитный характер. Существует мнение, что поскольку в материалах форума можно найти упоминание об англо-американских евреях-капиталистах, то Свидетели, равно как и другие немецкие церкви (Католическая и Лютеранская), несут ответственность за поощрение антисемитской политики. На самом деле, они не раз выступали против жестокого обращения с согражданами-евреями. Давление на них самих было столь велико, что (уникальный случай!) глава немецкого филиала церкви Пауль Бальцерейт отрекся от веры.

Теперь, что касается наших палестин. До присоединения Западной Украины и Белоруссии, Молдавии и Северной Буковины иеговистов в СССР практически не было. В архивных документах, правда, имеются единичные упоминания об отправке религиозной литературы для братьев в Советской России. Первые аресты на Галичине начались еще в ходе войны в 1944 году. Попытка новых властей поставить под ружье мужчин призывного возраста оказалась провальной. Они отказывались брать в руки оружие и заявляли, что они солдаты Иеговы. Дети, которые учились в школах, отказывались цеплять пионерские звездочки и пионерские галстуки, их родители не ходили на выборы и не участвовали в общественной жизни. Они не ушли в подполье, как их земляки из ОУН, они не были антисоветчиками, они просто были не советские.

19 февраля 1951 года министр государственной безопасности СССР Абакумов направил Сталину сов. секретную записку "О необходимости выселения из западных областей Украины и Белоруссии, Молдавской, Латвийской, Литовской и Эстонской ССР участников антисоветской секты иеговистов и членов их семей". В ней говорится, что только за 1947-1950 гг. было арестовано 1048 человек главарей и активистов, изъято 5 подпольных типографий и свыше 35 тысяч экземпляров листовок, брошюр и книг. Всего выселению подлежали восемь с половиной тысяч человек (более 3 тысяч семей).

"Конфискованное имущество выселяемых обратить на покрытие недоимок по государственным обязательствам, два часа на сборы, 150 килограммов вещей на семью."

Сталинские гауляйтеры (т.е. первые секретари республиканских ЦК, в т.ч. вожди украинских и молдавских коммунистов Мельников и Брежнев) дали добро. Операция "Север" началась 1 апреля 1951 года. Доблестные чекисты, здорово набившие руку на бандеровцах, крымских татарах, чеченцах и месхах, управились быстро с четырех часов утра до восьми вечера. Никаких эксцессов не было. К перемене участи жертвы отнеслись смиренно, как и подобает истинно верующим. Любопытно, что спустя несколько месяцев так же по-большевистски быстро был арестован, а вскоре и расстрелян, всемогущий Абакумов. Верующих обвинили не только в традиционных злобных измышлениях в адрес Советской власти, но и в стремлении ее ликвидировать путем установления в СССР теократического строя, при котором власть должна принадлежать духовенству, т.е. всемирному иеговистскому центру в Бруклине (США). Приговоры от имени двоек, троек, особых совещаний оформлялись задним числом. Одинаковые как однояйцовые близнецы: 25 (реже 10) лет лагерей в отдаленных местах Советского Союза с поражением в правах. План по иеговистам был перевыполнен. Ограничения по спецпоселению были сняты только в сентябре 1965 года. Но как! В секретном, не опубликованном в установленном порядке, указе Президиума Верховного Совета СССР за подписью добрейшего Анастаса Микояна, говорится: снятие ограничений с указанных лиц не влечет за собой возврата им имущества, конфискованного при выселении.

До конца перестройки церковь оставалась под особым контролем партийных и репрессивных органов. Как минимум четырежды (1967, 1975, 1981, 1986 гг.) ЦК Компартии Украины принимал антииеговистские постановления.

Следует признать, что цели, которые ставил Сталин и его сменщики, не были достигнуты. На месте выкорчеванных с корнем общин, выросли новые. А многолетняя ссылка только укрепила дух верующих, расширила поле для миссионерской деятельности до Камчатки и Средней Азии. Однако, как считает доктор философских наук Петр Яроцкий, много лет занимающийся изучением истории Свидетелей Иеговы, кое-что богоборческой власти сделать все же удалось. Относительно этой религиозной организации сложился образ какой-то харизматически-политизированной, фанатически-изолированной секты. Извращенный имидж, который в отношении Свидетелей Иеговы создала коммунистическая пропаганда, крепко держится в общественном сознании и на бытовом уровне. Достаточно сказать, что в современной православной и католической прессе их называют в числе наиболее опасных и даже тоталитарных сект. Организацию стремятся представить как нехристианскую, потому что, ссылаясь на Библию, она не признает ряд догматов (о Троице, бессмертии души, адских муках грешников и т.д.). В некоторых регионах, где чувствуется давление некоторых конфессий на местные власти, Свидетелям Иеговы, как и во времена большевистского тоталитаризма, запрещают вести проповедническую деятельность. Это, конечно, нарушение Конституции, законов Украины и международных правовых актов.

Я ЗНАЛ КАРДИНАЛА СЛИПОГО.

Удивительное дело: лучшая книга об антикоммунистическом сопротивлении в Советском Союзе — "История инакомыслия в СССР" Людмилы Алексеевой, подробно и беспристрастно рассказывающая о баптистах, пятидесятниках, иудеях, православных и греко-католиках совсем не упоминает о расправе со Свидетелями Иеговы и дальнейшей (политлагерной и самиздатовской) борьбе членов церкви за свои права. Так что, если кому-нибудь придет в голову написать хронику борьбы коммунистической системы с иеговистами, то начать придется с нуля: с записи воспоминаний жертв депортации, поиска подписантов коллективных писем и т.д. Один из героев еще не написанной истории — харьковчанин Сергей Равлюк, заплативший за право исповедывать Иегову 14 годами лагерей:

" — Я не считаю себя героем. Таких, как я, были тысячи, и лагеря, в которых нас содержали, были на всех широтах — в Кенгире (это Казахстан), Воркуте, Дудинке, на Колыме, в Иркутской области. И, конечно, Мордовии, поближе к Москве, чтобы представители КГБ могли приезжать и проводить, как мы ее называли, мозгомойку, т.е. пытались убедить нас в торжестве коммунистических идей. Я родился в Молдавии в 1936 году. С библейской истиной, в которую верят Свидетели Иеговы, познакомился сразу после войны в 45-м году. Летом 1950 года арестовали сестру, ей дали 25 лет и отправили в Инту, Коми АССР. Вскоре арестовали и меня, этапировав в т.наз. Ужлаг, это Нижегородская (тогда Горьковская) область. После освобождения я нигде не мог прописаться: ни в Молдавии, ни на Украине. Кругом госбезопасность давала 24 часа на сборы — уезжай, куда хочешь, только, чтобы здесь тебя не было. Так я добровольно оказался в Сибири, в Томской области, город Асино, где в то время находились тысячи моих братьев. Устроился я на работу, но ненадолго.

Прошло несколько месяцев, как меня опять арестовали, посадили на 7 лет. Я оказался в знаменитых мордовских лагерях. У меня есть полный список: 445 мужчин и 102 женщины (их держали на соседнем — 17-м лагпункте). Там были баптисты, пятидесятники, адвентисты седьмого дня, даже православные, но больше всех — Свидетелей Иеговы.

"Мордовия 60-70-х годов это же диссидентская страна! С кем были знакомы лично вы?

— В нашем лагере в Сосновке сидели писатели Юлий Даниэль и Андрей Синявский, Краснопевцев, Меньшиков. Из украинцев с Юрием Шухевичем я много лет работал плечом к плечу, помню Валентина Мороза, Володю Романюка (будущий патриарх УПЦ Киевского патриархата Владимир — В.К. ), мы с ним много говорили о Боге, помню Середу и многих других. Ну, и, конечно, я знал митрополита Греко-Католической Церкви и будущего кардинала Иосифа Слипого. Мне посчастливилось быть очевидцем того, как его освобождали. Приехали несколько человек из итальянского посольства, постелили ковровые дорожки от проходной до инвалидского барака, в котором он жил (он был уже в почтенном возрасте и часто болел). Его одели в кардинальскую одежду, повесили крест на шею, и в таком виде он покинул наш лагерь. Рассказывали, что это стало возможным, после того, как Никита Сергеевич Хрущев посетил Ватикан. Папа Римский Иоанн XXIII издал тогда энциклику "Мир на земле" и якобы сказал, что готов даже с самим дьяволом сотрудничать, лишь бы на земле не было войны. И тогда Хрущев выпустил на свободу Иосифа Слипого.

В испытаниях Свидетели Иеговы отличались от других конфессий. Мы никогда не шли ни на какие компромиссы с органами КГБ, вообще с властями. Даже в лагерях мы продолжали изучать Библию и журнал "Сторожевая Башня", который нам тайно передавали с воли. Последний (третий) раз я был арестован в октябре 1982 года. Вышел на свободу 11 октября 1986 года, уже при Горбачеве. И до сих пор не забыл вкус лагерного хлеба."